про 7 ноября

Есть на свете люди, с которыми можно идти в разведку, или на какое-нибудь столь же волнительное мероприятие. Наверное. Никогда не ходил в разведку.

Есть люди, с которыми нельзя никогда и никуда. Не потому, что люди они плохие, а потому, что они любят и умеют собрать вокруг себя друзей-приятелей и резко найти приключений на жопу всем участникам. И остаться при этом довольными, что самое страшное!

Тут можно вспомнить, наверное, как мы 6 ноября 1999 года встречали рассвет на Авроре после десяти часов между Москвой и Питером на электричке. Не на электричках, а на одной прямой электричке, с деревянными еще сиденьями, всю ночь в дороге.

Ну как рассвет. Ну как на Авроре. Мы пили водку на набережной в пол-восьмого утра, а перед нами смутно виднелся символ одной из революций.

Мы спросили человека, который позвал нас всех в дорогу, «и что дальше?», на что получили добродушный ответ «Да хуй знает. Я вообще в Новгород собирался».

У меня были планы на Питер. У меня были телефоны нескольких интернет-знакомых (это был 1999 год. простые вещи типа доступа к интернету объединяли людей. просто по факту наличия у человека модема и ICQ).

«Ну вас на фиг,» — решительно сказал я. «Я сейчас найду телефон и поеду отогреваться к знакомым.»

Рассвет 7 ноября я встретил на мосту через Волхов. Было очень сыро, очень ветрено и очень муторно. Я был в идиотской виниловой куртке, которая ни черта не грела. Впереди нас ждало еще 30 часов приключений. И я довольно смутно понимал, что совсем недавно, в электричке Питер-Новгород, произошло событие, которое напрочь покорежило мою идиллически-юношескую картину мира.

На каком-то полустанке в вагон зашел невысокий мужичок в камуфляжных штанах и кожаной куртке, с пачкой газет. Не буду врать, что у него была нашивка РНЕ; наверное, не было. Но могла и быть. Не очень хорошо поставленным голосом мужик громко начал декламировать: «Жиды продали Россию: новые доказательства! Американские масоны запустили руки в самые святые части нашей Родины! Новгородскую область готовятся отдать на растерзание стервятникам НАТО! Ленин и Троцкий были евреями!», и еще пара минут политинформации. Обрисовав вкратце содержание номера и общую геополитическую ситуацию, мужик пошел по вагону. Я отдал ему то ли 8, то ли 12 рублей — что-то такое, некруглое и четное, взял газету с совершенно незапоминающимся названием и жадно принялся читать про заговоры и тайные жертвоприношения финно-масонов.

Газета оказалась телепрограммой на неделю, с одной полосой, отведенной под местные новости. «Председатель колхоза Михайлов заявил, что в нашей депрессивной нечерноземной области…» и прочая совершенно бессмысленная фигня.

В тот день я понял, как важен для журналиста контекст, и как важна подача.

 

Comments are disabled for this post